Люди

Интервью.
Валерий Тодоровский

«Все свое ношу с собой»
Российский кинорежиссер, сценарист и продюсер, а по совместительству коренной одессит Валерий Тодоровский рассказал о закулисье фильма «Одесса», посвященного эпидемии холеры в его родном городе 70-х годов. В главной роли — архетипический одесский дворик, каким он был добрую половину века назад. При этом сам фильм снимался в Таганроге, Ростове и Сочи. В один из съемочных дней, благодаря компании «Черноморские круизы», на лайнере «Князь Владимир» (на котором и снимался фильм в Сочи) нам удалось встретиться со знаменитым кинорежиссером и узнать, каково это —
снимать фильм про Одессу без единого кадра в самой Одессе, сумев передать ее быт и атмосферу.
Сразу о главном — вашем новом фильме «Одесса». Недавно мы разговаривали с Романом Васьяновым (оператор фильма. Прим. ред.). Он сказал, что считает этот фильм вашим самым личным и, возможно, лучшим сценарием. Как вы это прокомментируете?
Я не могу сказать, лучший этот фильм или нет, но он действительно очень личный. Это мотивы некой истории, которую я прожил в детстве. Я всегда хотел снять про это фильм, но не так просто было написать сценарий, собрать все воедино. Эта Одесса — мое детство, много персонажей в этом фильме вдохновлены моими детскими впечатлениями о родственниках, друзьях и соседях.
Насколько я знаю, большую часть фильма вы снимали на киностудии и частично — в Ростове и Таганроге. Насколько вам не хватало аутентичности Одессы? Был бы фильм более атмосферным, если бы вы снимали его в городе детства?
Конечно, я хотел снимать в Одессе, и для меня большим удовольствием было бы поехать туда и провести там с группой два месяца, снимая фильм. Но это не сложилось по очень многим обстоятельствам. А теперь, когда фильм уже почти снят, я не думаю, что мы потеряли какую-то аутентичность. Я же не снимаю туристический фильм, где на экране должны быть знаковые места города. Одесса — это то, что у нас в душе и в сердце, а не на улицах. Что касается натуры, я думаю, что в Таганроге, где мы в основном снимали городские сцены, многое близко Одессе. Но, в первую очередь, это образ города через героев, через их отношения, мироощущение, поэтому я надеюсь, что на экране будет именно Одесса.
Насколько я знаю, большую часть фильма вы снимали на киностудии и частично — в Ростове и Таганроге. Насколько вам не хватало аутентичности Одессы? Был бы фильм более атмосферным, если бы вы снимали его в городе детства?
Конечно, я хотел снимать в Одессе, и для меня большим удовольствием было бы поехать туда и провести там с группой два месяца, снимая фильм. Но это не сложилось по очень многим обстоятельствам. А теперь, когда фильм уже почти снят, я не думаю, что мы потеряли какую-то аутентичность. Я же не снимаю туристический фильм, где на экране должны быть знаковые места города. Одесса — это то, что у нас в душе и в сердце, а не на улицах. Что касается натуры, я думаю, что в Таганроге, где мы в основном снимали городские сцены, многое близко Одессе. Но, в первую очередь, это образ города через героев, через их отношения, мироощущение, поэтому я надеюсь, что на экране будет именно Одесса.
Вы достаточно активно занимаетесь продюсированием как больших проектов, сериалов, так и авторского кино. Насколько вам комфортно находить баланс между режиссурой и продюсированием?
Слово «комфорт» здесь не совсем уместно. Вообще все, чем я занимаюсь, к понятию комфорта имеет весьма отдаленное отношение. Это не комфортно, но это интересно, в этом есть определенный вызов. Видимо, во мне пока хватает энергии и интереса успевать совмещать и то, и другое. В тот момент, когда я почувствую, что мне не
удается это делать, я прекращу этим заниматься. Сейчас я занят фильмом, я режиссер — и не более, и ни во что другое вникать не могу. Но когда я вернусь в Москву и зайду в свой офис, наверное, мои глаза загорятся чем-нибудь еще. Если бы я снимал только как режиссер, я был бы немножечко бедней в смысле интереса к жизни.
После истории с «Матильдой» и «Смертью Сталина», когда один фильм хотели запретить, а второй — запретили, не думаете ли вы, что у российских режиссеров в последние годы появилась некая самоцензура?
У меня такого нет. Я, к счастью, делаю то, что хочу. Может быть, мои интересы находятся в той зоне, которая не запрещается, но в целом это все тревожные явления, согласен. Опять начинается история о том, что люди возмущены, еще не видя фильма. Этот маразм нужно как-то остановить, потому что вы посмотрите сначала, а потом возмущайтесь. И вообще, это какая-то страна обиженных людей. Всех что-то оскорбляет, ущемляет их достоинство, которое стоило бы как-то по-другому
утверждать в жизни, а не через запреты.
Как вы думаете, чего не хватает современному российскому кино?
Это такой вопрос, на который можно отвечать всю жизнь. Как всегда, не хватает талантливых людей, потому что все в мире делают талантливые люди. Если много талантливых людей, и у них есть возможность себя реализовывать — начинается Ренессанс. Но талантливых людей всегда не хватает и будет не хватать. Не хватает рынка, хоть он в последнее время и заметно вырос. Не хватает выхода в мир. Но при этом я оптимист и считаю, что кино и сериальная индустрия растут на глазах, растет качество и количество оригинальных проектов. Нам не хватает, конечно, интернет-платформ, платежеспособных зрителей, которые бы платили свою абонентскую плату и
финансировали этим самым новое кино. Всего этого не хватает, но если все будет идти хорошо, все появится.
Человек, который снимает на смартфон трехминутный фильм, и этот фильм представляет какую-то ценность, уже на следующее утро начинает получать предложения.
Смотрите ли вы современные американские сериалы и согласны ли с тем, что большое американское кино ушло в сериальную индустрию?
Да, я смотрю современные американские сериалы и совершенно согласен: то кино, которое называлось большой американской драмой, ушло в сериалы. Сначала все были в ужасе, а сейчас я думаю: может, это и неплохо. Сегодня никто бы не стал снимать «Крестного отца» как кинопрокатный фильм. Сделали бы три сезона. Ничего плохого я в этом не вижу.
Есть ли режиссер или фильм, который глобально повлиял на вас?
Я очень люблю Франсуа Трюффо. Он очень близок мне по мироощущению, по тому, что его волнует, по тому, как он снимает, по его простоте, интересу к человеческим историям. Я бы сказал, что если у меня есть какой-то учитель — то это он.
Что вы как продюсер посоветуете молодым кинематографистам с точки зрения подхода к съемкам своего первого фильма?
Я посоветую взять и снять его. К счастью, технически это сейчас просто, как никогда. Каких-то других советов дать невозможно. Могу лишь сказать, что человек, который снимает на смартфон трехминутный фильм, и этот фильм представляет какую-то ценность, уже на следующее утро начинает получать предложения.
Каково ваше впечатление о Сочи? Часто ли вы здесь бываете и как, по-вашему, изменился город за последнее время?
В Сочи я бывал много раз, потому что приезжал на «Кинотавр». Но специфика фестиваля такова, что он «варится» внутри себя, и ты совершенно не успеваешь увидеть город. Так продолжалось много лет. В этом году я приехал в Сочи и живу в городе, а не на «Кинотавре». Могу честно сказать, что потрясен. Я в восторге от этого города: он современный, стильный, комфортный, чистый. Понятно, что это взгляд туриста, потому что я не знаю, как он устроен изнутри, каково это — здесь жить. Но внешнее впечатление очень хорошее. Я догадываюсь, что многие изменения
произошли в связи в Олимпиадой. Кто-то мне говорил, что Сочи — это третья столица России, и я отнесся к этому скептически. А сейчас смотрю и соглашаюсь. Здесь море, горы, потрясающий климат, современные здания, вкусная кухня, много молодых обаятельных людей. И я подумал, что мне хочется приехать сюда, наконец, без всякого дела. Мои впечатления очень хорошие.
Что вы думаете о возможном создании киностудии в Сочи?
Я как раз об этом подумал на днях. Я так понимаю, что сейчас активная деятельность «киношников» идет в основном в Крыму, а почему бы и не здесь? Это, безусловно, было бы востребовано и работало. Мне кажется только, что вопрос будет в том, не слишком ли Сочи для этого дорогой.

БЛИЦ:
1
Пленка или цифра?
Пленка — для опыта: дорого, технологически сложно, нервно, но очень
дисциплинирует. В будущем — только цифра.
2
Кино или балет?
Кино.
3
Тарковский или Бергман?
Тарковский.
4
Чай или кофе?
Чай.
5
Море или горы?
Море.